Феликс Блинов: дорогу осилит идущий. Интервью изданию НГС-24 - RWM Capital
+7 495 660-70-30 Eng
+7 495 660-70-30
О группе:
Направления деятельности:
Проекты
Социальная ответственность
Контакты
Личный кабинет
Новости

Феликс Блинов: дорогу осилит идущий. Интервью изданию НГС-24

09.12.2020

Группа «РВМ Капитал» поддержала реализацию реформы в сфере обращения с ТКО в Красноярске. Интервью с генеральным директором инвестиционной группы «РВМ Капитал» Феликсом Блиновым.

Стратегия любой компании всегда совпадает с личными ценностями ее менеджмента и корпоративной культурой. Приоритетом и важной ценностью для Группы «РВМ Капитал» всегда была и остается экология. Генеральный директор инвестиционной группы «РВМ Капитал» Феликс Блинов рассказал, почему компания решила участвовать в реализации реформы в сфере обращения с ТКО в Красноярске.

— Феликс Львович, Группа «РВМ Капитал» реализует разные проекты. Почему вы приняли решение участвовать в реализации данной реформы?

— Индейская поговорка гласит: мы не получили планету от предков, а взяли взаймы ее у детей. На мой взгляд, очень важно, чтобы мы как можно меньше «занимали» ее у наших будущих поколений. Бережное отношение к окружающей среде нашло свое отражение и в корпоративной культуре Группы «РВМ Капитал». При определении новых, стратегически важных для нас направлений бизнеса мы движемся в том числе в сторону экологически нужных проектов.

С другой стороны, мы, как инвестиционная группа, всегда находимся в поиске новых направлений для инвестирования, и, безусловно, особый интерес представляют отрасли, заново формирующиеся или находящиеся на стадии реформирования. Именно в такие «революционные» моменты и возникает запрос на изменения, а изменения требуют инвестиций. С этой точки зрения отрасль обращения с твердыми коммунальными отходами вполне оправданно привлекла наше внимание: а) как отвечающая нашим ценностям, б) как заново формирующаяся.

— Реформирование любой отрасли — это всегда непростой процесс. Насколько сложно в нем участвовать?

— До реформы «мусорный» бизнес работал в «серой» зоне, контракт между обществом и бизнесом был не вполне справедливым. При этом частными инициативами бизнеса этот общественный контракт не изменить — он меняется только под влиянием самого общества, у которого возникает запрос на перемены. Тогда и наступает момент для изменений и необходимость инвестирования — денег, опыта, ресурсов. Это всегда должны быть smart-money — не просто вложение денег, а правильная организация бизнеса, чтобы он жил в соответствии с этим новым контрактом.

Первый шаг мы уже сделали — выиграли конкурс на региональное операторство, инвестировали средства, наладили бизнес-процессы, собрали команду профессионалов. Замечу, что в «Красноярской рециклинговой компании» работают не москвичи, которыми нам часто пеняют в СМИ, а красноярцы. Скажу больше, в Красноярске много талантливых людей, менеджеров и предпринимателей, с которыми мы познакомились и даже реализуем совместные проекты. Например, предприятие по переработке отходов — «Первую перерабатывающую компанию» — мы запустили вместе с местным предпринимателем Андреем Филиным.

— Вы говорите, что получение статуса регионального оператора в сфере обращения с ТКО — это только первый этап?

Да, мы хотим достичь той цели, за которой шли, — за экологичностью. Ровно поэтому год назад мы подали концессионную инициативу на строительство в левобережной зоне Красноярска высокотехнологичного мусоросортировочного комплекса и увеличение мощности действующего полигона. Хотя администрации любого региона по законодательству отведен только месяц на то, чтобы дать ответ по концессионной инициативе, никакого внятного ответа мы, к сожалению, не получили до сих пор. И это странно!

Наш проект не только был направлен на достижение целей и задач Национального проекта «Экология», но и превосходил его по ряду показателей. Он должен был решить две острейшие проблемы Красноярска и его левобережной зоны: модернизация и увеличение мощности действующего полигона ТКО и строительство мусоросортировочного комплекса.

В соответствии с целями Национального проекта «Экология» к 2024 году доля коммунальных отходов, поступающих на обработку (сортировку), должна вырасти с 12% в 2019 году до 60%, а поступающих на переработку — с 7% до 36% соответственно. Мы же планировали обработать все 100% мусора с левобережной зоны Красноярска, выбрать полезные фракции, тем самым снизив объем захораниваемых отходов и воздействие на окружающую среду. Именно в этом мы видели плюсы от нашего участия в реформе.

В рамках переговоров в обсуждении этой инициативы с правительством Красноярского края нам сказали, что модернизацию существующего полигона власти края проведут самостоятельно, а средства частных инвесторов они хотят привлечь для строительства сортировочных мощностей. Поэтому в июле этого года мы подали новую частную концессионную инициативу — на строительство мусоросортировочного комплекса. Несмотря на то, что наше предложение не было принято в полной мере, самим фактом подачи этой ЧКИ мы сфокусировали внимание руководства края на существующих в отрасли ТКО проблемах, предложили понятное решение, были готовы вложить в это деньги. Сейчас мы ждем ответ на поданную нами новую концессионную инициативу и надеемся на положительный ответ.

Но, не дожидаясь его, «Красноярская рециклинговая компания» при нашем активном содействии уже начала внедрять систему раздельного сбора мусора в левобережной зоне Красноярска — устанавливает специальные контейнеры для пластиковых отходов, для стекла. Сейчас эта система работает как «пилот», со строительством мусоросортировочного комплекса ее эффективность вырастет в разы.

— После строительства сортировки каков будет дальнейший путь отсортированного мусора? Кто и где будет его перерабатывать?

— Рядом с мусоросортировочным комплексом мы организуем экотехнопарк, на базе которого будет перерабатываться весь отобранный ВМР (вторичные материальные ресурсы), — местными красноярскими предпринимателями, для которых мы подготовим всю необходимую инфраструктуру. Мы уже формируем «базу» частных предпринимателей, готовых в рамках экотехнопарка развивать перерабатывающую отрасль в Красноярске.

Здорово, что здесь есть предприниматели, которые понимают необходимость и перспективность проектов по переработке отходов, но при этом у них не хватает капитала и должного опыта управления. Мы готовы оказать им поддержку. В частности, «Первая перерабатывающая компания» — это как раз один из таких пилотных проектов, позволяющих изучить технологию и маркетинг этого бизнеса для дальнейшего запуска в промышленных масштабах. Например, оказалось, что чистая пластиковая бутылка из сетки стоит 20 000 рублей за тонну, а грязная, полученная с сортировочного конвейера, 12 000 рублей за тонну. Мы этого не знали, поэтому такие «пилоты» крайне важны. Эти знания и опыт необходимы для проработки решений по новым большим проектам.

Кроме того, мы понимаем, что для жителей Красноярска как для потребителей наших услуг пока крайне сложно найти для себя причины для поддержки таких проектов. В этом — одна из значимых сложностей при реализации реформы. Увеличение объемов отсортированного мусора не является для них весомым аргументом, так как сортировка всегда расположена за пределами города, и этот процесс не виден рядовому потребителю. Виднее и ближе то, что рядом.

Поэтому еще одна инициатива, которую мы предлагаем реализовать в Красноярском крае, это оборудование современных площадок накопления ТКО. То, как они выглядят сейчас, это 19-й век. Весь мир и многие регионы России уже идут по другому пути, организуя красивые, удобные, технологичные площадки в едином стиле, и мы готовы реализовать эту программу совместно с городом и краем. Потому что всё это — звенья одной цепи.

Без нормальных площадок накопления ТКО некуда поставить дополнительные контейнеры для раздельного сбора, контейнеры для приема пластика и стекла. Объемы, которые мы сейчас собираем в «сетки для пластика», ничтожно малы по сравнению с тем, сколько можно собирать при полноценном раздельном сборе. В свою очередь без больших объемов нет экономического смысла запускать промышленную переработку. Поэтому, если мы хотим сделать город и край чище, все эти процессы нужно развивать параллельно.

Мы это и делаем. Несмотря на очередную паузу в получении ответа на нашу концессионную инициативу, надеемся пойти по этому пути: построить современный мусоросортировочный комплекс, запустить экотехнопарк, внедрить раздельный сбор мусора, в результате сформировав в крае комплексную систему обращения с ТКО замкнутого цикла.

— Что еще, на ваш взгляд, нужно для формирования такой системы?

— Изменение отношения потребителей к сбору и утилизации отходов. Мне приятно, что наши коллеги из «Красноярской рециклинговой компании» разделяют наше видение на эти вопросы. Мы совместно с ними участвуем в экологических субботниках, организуем экомероприятия, проводим экологические уроки в школах, потому что понимаем, что изменить взрослого крайне сложно, но ребенок может этому помочь — своим примером дети могут вдохновлять взрослых, своих родителей и родственников.

Мы поддерживаем молодежные экоакции и стараемся поменять культуру обращения с ТКО. Мы видим, что люди откликаются на наши инициативы, они готовы меняться и менять свое отношение к экологии в целом и к вопросу обращения с отходами в частности. Процесс уже запущен, и сейчас крайне важно, чтобы этот посыл нашел отклик не только у участников этого рынка и жителей, но и был поддержан региональными и муниципальными властями.

— В последнее время в СМИ активно обсуждаются тарифы на вывоз мусора в регионе. Какой позиции придерживаетесь вы по этому вопросу?

— Давайте для начала определимся, что такое тариф? Это сумма, которую общество готово платить за то, чтобы кто-то делал свою работу, это именно тот социальный контракт между бизнесом и обществом, о котором я уже говорил.

В регионах, где тариф ниже, как правило, и услуга оказывается плохо, потому что регоператоры не имеют возможности инвестировать в новые технологии, современные мусоровозы и контейнеры, не внедряют раздельный сбор мусора, платят «серую» зарплату, а собранные отходы далеко не всегда вывозят на лицензированный полигон. В таких регионах просто не поняли целей реформы и отложили решение этой проблемы на потом, а в результате система обращения с ТКО осталась работать в старой «серой» парадигме.

Есть регионы, где утвержден тариф с возможностью инвестировать в развитие новых инфраструктурных объектов. В качестве примера приведу регионы, которые в Министерстве экологии России считают лидерами по реформированию системы обращения с отходами. Тюменская область — тариф для жителей многоквартирных домов в 2020 году составляет 136 рублей с человека, Саратовская область — 106 руб. с человека, Ивановская область — 95,7 руб., Татарстан — 86,3 руб. и т. д. А в Красноярске сейчас 75,7 руб. с человека.

Подавая документы на конкурс региональных операторов, мы предлагали комплексную инвестиционную программу, затраты на которую были полностью исключены из тарифа. В результате мы оказываем услугу по цене, которая позволяет нам платить нормальную зарплату сотрудникам, платить налоги, делать бизнес социально ответственным, но не позволяет сформировать средства для развития. Поэтому мы и подаем концессионные инициативы и инвестируем дополнительный капитал.

Есть еще один момент. Тариф на вывоз ТКО включает в себя три составляющие — за сбор и перевозку, за обработку и за захоронение отходов. Как только «Красноярская рециклинговая компания» стала вывозить отходы на Автоспецбазу, объемы вывозимого на этот полигон мусора выросли в разы. Возникает резонный вопрос — где же эти объемы были вчера, до начала работы регоператора? Теперь же этот мусор вывозится на легитимный полигон, и деньги населения, оплаченные за услугу по вывозу ТКО, регоператор в том числе платит за захоронение. Эти средства стали поступать на Автоспецбазу и формируют существенную часть выручки этого предприятия. Сегодня вся цепочка по вывозу ТКО четко выстроена и контролируется на всех этапах, мусор вывозится на полигон, а Автоспецбаза получает за его захоронение деньги.

Неоправданное снижение тарифа, равно как и его чрезмерное завышение, чревато последствиями. Если тариф снизить — всё вернется к старой парадигме, потому что для развития системы обращения с ТКО нужны современные площадки для накопления, новые контейнеры, сортировка, построенный в соответствии со всеми технологическими требованиями полигон. За счет чего можно это реализовать? Только за счет тарифа. Но если он будет неоправданно завышен, жители перестанут оплачивать услугу, упадет собираемость платежей. В обоих случаях задачи по формированию инфраструктуры для развития системы обращения с ТКО выполнены не будут.

Поэтому в вопросе тарифного регулирования мы выступаем за долгосрочную и прогнозируемую тарифную политику, у нас долгосрочный контракт с регионом, рассчитанный на стратегически долгие инвестиции.

— Феликс Львович, есть ли у вас планы по масштабированию красноярского опыта на другие регионы России?

— За 15 лет существования Группы мы реализовали более 40 проектов в разных секторах экономики, в том числе в сфере обращения с ТКО, наработали компетенции и опыт в проектах государственно-частного партнерства. Поэтому я бы сказал, что Красноярск это и есть пример масштабирования опыта Группы «РВМ Капитал». Мы понимаем цели реформы отрасли обращения с ТКО, обладаем необходимыми компетенциями и опытом, которым готовы делиться. Мы в этом непростом, социально ответственном бизнесе стратегически и надолго и совершенно точно будем и дальше развивать такие проекты.

— Феликс Львович, и отвлеченный от бизнеса вопрос. Вы теперь частый гость в Красноярске, есть ли здесь что-то, что «зацепило» вас, помимо связанных с бизнесом вопросов?

— Безусловно, это масштаб и красота природы Красноярского края. В один из своих приездов в Красноярск я был в вашем парке «Бобровый лог» и теперь планирую приехать туда всей семьей. Я считаю, что сегодня наши дети неоправданно мало знают о своей родине, об уникальных и красивых местах, которыми она богата. Поэтому стараюсь в некоторые свои поездки по стране брать семью, чтобы мой младший сын посмотрел на красивые места, которые есть в России. В ближайших планах по такой совместной поездке — как раз «Бобровый лог». Еще одно место — набережная в Дивногорске. Удивительно грамотно оформленное общественное пространство, которое соединило в себе комфорт и удобство для жителей с окружающей природной красотой. Продуманное зонирование, оригинальные архитектурные решения. Там можно было бы провести какой-нибудь крутой молодежный фестиваль.

Интервью на НГС-24

Поделиться: vkontakte